"Меня начинает просто трясти": Стоянов рассказал о главном

"Меня начинает просто трясти": Стоянов рассказал о главном

Юрий Стоянов известен отечественному зрителю не только как автор, постановщик и исполнитель ролей в телевизионной юмористической программе «Городок», но и актер драматический – на его счету немало киноролей. А еще он мастер дубляжа и музыкант. О том, что для него главное в творчестве, он рассказал Вестям.Ru.

— Юрий Николаевич, вы человек многогранных талантов – народный артист России, мастер спорта по фехтованию, отличный гитарист, известный телеведущий. Что для вас главное?

— Главное то, что я артист. Когда читаю в Интернете фразу «шоумен и юморист», меня начинает просто трясти. Ну какой я шоумен? Что значит юморист? Да, то, что мы делали с моим партнером Ильей Олейниковым или то, что пытаюсь делать я – это, наверное, смешно. Но ведь в своей основе я – артист, актер и всё остальное – производное. И то, что я прилично играю на гитаре, например, воспринимаю как еще одно маленькое умение, как часть моей профессии. Если я написал две книжки, то их написал не писатель Стоянов, а артист Стоянов. Актер и режиссер — вот так бы я себя позиционировал.

— Как и когда вы поняли, что быть актером, артистом – это ваше?

— Нет ответа. Я не могу найти момента, когда это произошло. Хотел быть артистом с тех пор, как себя помню. Ну, как человек помнит? Есть количество кадров, когда-то в кино их было 24 в секунду. Вот есть какое-то количество отснятых моей памятью этих детских кадров, какие-то обрывки, картинки. И вот сколько я себя помню и как родственники говорят, вспоминая меня маленьким, мама, братья, сестры – хотел быть альтистом. Но не музыкантом, который играет на альте, а артистом, просто я тогда не выговаривал букву р.

Я родился в Одессе, а рос в селе Бородино, куда распределили на обязательную трехлетнюю практику после института моих родителей: мама была учительницей, папа – врачом. Там, в деревне, конечно, ни о каком альте не слыхали.

Потом уже с класса третьего захотел стать режиссером. Мы жили в Пересыпи – это не бабелевская Одесса, а такая катаевская, район частных домишек на окраине города. И море было в 100 метрах от дома.

На берегу как-то снималось кино. Я наблюдал за этим всю смену, а смена в те замечательные времена длилась 8 часов, а не 12, как сейчас. И было отдельно стоящее кресло, обтянутое брезентом, на котором была написана фамилия режиссера. И я увидел, что это особый человек на площадке — по сути ничего не делает, орет в рупор, и все подчиняются. Я подумал: какая хорошая работа, буду режиссером, хотя в чем она заключается, я тогда не понял.

Не пойму, почему меня тянуло в артисты. Кривлялся всегда, обезьяничал и получал за это подзатыльники от родителей. Потом уже у них возникли определенные страхи, когда учился в школе, потому, что я начал пародировать людей, которых показывали по телевизору в разных информационных программах. Новостных передач было немного и этих людей знали все, благо, их портреты висели во всех кабинетах.

Но для того, чтобы стать артистом по-настоящему, нужны две причины. Первое, это когда ты увидел то, что делаешь со стороны и тебя это заинтересовало. То есть взглянул на себя глазами зрителя. На какой-нибудь самодеятельной сцене, в каком-нибудь кружке, в кругу друзей, которым вдруг понравилось то, что ты показал, прочитал или спел. И ты увидел это со стороны как картинку.

А вторая, главная причина – когда ты захотел не обмануть себя и всех тех, кому это понравилось. Для того, чтобы потом пройти по этой улице, и они бы тобой гордились. Очень простая мотивация – нравиться девочкам и раздавать автографы.

Полную версию интервью читайте на следующей неделе.

Источник: Вести

18:00
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...